Подписывайтесь
Расскажи о проблеме 8-800-500-74-50 или предложи новость
58.52 -0.06 69.75 +0.23
Челябинск
сейчас
 
-1 °C
завтра
 
-3 °C
/ Петр Сумин. Последнее интервью в должности губернатора

Петр Сумин. Последнее интервью в должности губернатора

Прощальное интервью
06.01.2011
15 апреля 2010 года
Последнее интервью Петра Сумина в должности губернатора Челябинской области:

- Петр Иванович, Вы возглавляли Челябинскую область три губернаторских срока. Если к этому приплюсовать советские годы, то стаж руководящей работы окажется весьма внушительным – более 30 лет. Что значит – быть руководителем в России?

- Я не раз задавал себе этот вопрос в разных исторических обстоятельствах и не мог на него однозначно ответить, составить какой-то универсальный рецепт. За последние 20 лет в стране произошли колоссальные события, которые совершенно изменили ее облик, характер. Приходилось и себя выворачивать наизнанку, переделывать, чтобы успевать за временем, за событиями, которые сменялись с огромной скоростью. К тому же, скажем честно, власть мало кто любит. А в годы российских реформ, «в лихие 90-е», ее еще откровенно не уважали – за тот хаос, в который провалилась страна. Как вернуть это доверие – никто не знал. Но одно правило я для себя тогда четко сформулировал – нужно научиться слышать людей, даже скрипя зубами, затем думать и принимать взвешенное решение.

- Какие решения давались с наибольшим трудом?

- Чтобы «огласить весь список», потребуется еще один губернаторский срок. А если серьезно, практически каждое решение приходилось вымучивать. В переломные годы – тем более. Крайне нелегко, например, далось решение приостановить в области приватизацию в 1992 году, когда я был председателем областного Совета, пока не будет определен четко и ясно порядок ее проведения. Газеты пестрели заголовками, что Сумин хочет поссорить Челябинскую область со всей Россией.

Пришлось, к тому же, прослыть консерватором, рассылая в Москву письма с просьбами сохранить государственное регулирование цен на продукты питания и товары народного потребления. Сейчас, кстати, 1993 год основательно подзабылся. А за тот год цены на хлеб и молоко выросли в 12 раз, на овощи и фрукты – в 19-25 раз. Цены и тарифы на платные услуги населению выросли в 48 раз, на жилищно-коммунальные услуги – в 60 раз!

Было отчего схватиться за голову. Было ужасно больно за людей, за моих земляков, чей труд обесценивался одним росчерком на квитанции или ценнике. А самое скверное, что было ощущение безнадежности – ничего толком нельзя сделать, изменить, остановить. Словно ты как тот рязанский пирог с глазами – его едят, а они глядят…

- В должность губернатора Вы также вступали не в самое «приятное» время. В одном из интервью Вы признались, что получили область в «разобранном состоянии»…

- Вся страна была в разобранном состоянии. Центробежные силы привели к закономерному итогу – каждый старался выжить сам по себе, никто ни за что не отвечал, не было внятной социально-экономической политики. Когда люди, предприятия, регионы, вся страна бредет наугад – это страшно.

Принимая дела в начале 1997 года, я даже не поверил докладам специалистов, когда те поведали мне сухую статистику. Только задолженность села по всем видам платежей тогда превысила 3,2 триллиона рублей. Это же какие-то астрономические цифры! В том году в замкнутом круге неплатежей находилось свыше 1 200 средних и крупных предприятий – половина Челябинской области. Из 290 сельскохозяйственных предприятий области лишь 24 закончили тот год с прибылью!

Добавьте к этому мощное давление на металлургические предприятия с целью ликвидировать их как конкурентов. Какое число машиностроительных предприятий и предприятий ОПК лежало на боку! Как шахтеры блокировали железную дорогу! Наконец, в каком глубоком кризисе пребывала социальная сфера – с многомиллионными долгами по пособиям, пенсиям, зарплатам!

И это на фоне тотальной неуверенности в завтрашнем дне. До сих пор поражаюсь, какие силы заложены в наших людях, что они способны выдержать такую психологическую нагрузку, не опустить руки, а объединившись, действовать.

Если и говорить о каком-то главном итоге последних десяти лет, то он будет заключаться не в деньгах. Мы перестали жить в неизвестности, перестали быть обособленными. Один в поле не воин. Когда мы это осознали, когда область включилась в общую работу, тогда и появились более-менее надежные ориентиры, перспективы, а затем и полновесная Стратегия развития.

- Иными словами, задача руководителя региона – связать все ниточки воедино?

- Можно и так сказать. Приведу один пример. Металлурги его хорошо помнят. В 1996 году, когда я еще был депутатом Госдумы, остановился Челябинский электрометаллургический комбинат. Донской ГОК в Казахстане в одностороннем порядке отказался поставлять хромовую руду. Тогда и была предпринята попытка выступить «единым фронтом»: трудовые коллективы, общественные движения, депутатский корпус, администрация области – все мы добились того, чтобы прошла встреча на высочайшем уровне, а президенты подписали необходимые соглашения.

Связывались, и крепко, ниточки на уровне области. Начало этому интеграционному процессу было положено летом 1999 года. Мы тогда встретились на «УралАЗе» – представители власти, директора 80 крупнейших южноуральских предприятий. Вместе продумали и постарались выстроить систему четкого распределения выгодных заказов и взвешенную ценовую политику. По итогам встречи подписали соглашение «О принципах развития внутриобластной кооперации». Это помогло многим предприятиям подняться с колен и сохранить трудовые коллективы.

Потом будут соглашения с РАО ЕЭС о реструктуризации долгов, с «Газпромом» о масштабной газификации в области. Будут соглашения с Министерством обороны по военным заказам, десятки, если не сотни межрегиональных и международных соглашений о сотрудничестве.

А любое соглашение дает ясное понимание – что предстоит сделать, сколько это будет стоить, какая взаимная выгода, сколько потребуется времени. Определившись, оставалось засучить рукава и работать. Поэтому на сегодняшний день масштабная, многоплановая система соглашений остается одним из ключевых достижений области за последние годы.

- Какие события последнего десятилетия Вы назвали бы поворотными?

- Было много событий, которые так или иначе меняли социально-экономический профиль страны и области. Но по-крупному поворотным можно назвать лишь одно событие – старт четырех национальных проектов в сентябре 2005 года, данный Владимиром Владимировичем Путиным. Хотя они задумывались как отраслевые прорывы, на самом деле оказались прорывом общегосударственным. Впервые с пореформенных лет появилась внятная, масштабная, подкрепленная средствами программа действий. Мы реально почувствовали, как возрождается государственное мышление, государственная логика и воля.

По национальным проектам было интересно работать. Даже определенный азарт появился. Кое в чем область сработала на опережение. Например, в рамках проекта «Образование», когда некоторые российские регионы еще только приобретали первые компьютерные классы, мы уже их обновляли.

Проект «Здоровье» продолжил наши начинания по строительству и оснащению больниц, родильных домов, скорой помощи. В его рамках создавались специализированные межрайонные медицинские центры, были построены областная детская больница, первый уникальный ПЭТ-центр в Челябинске. На подходе федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии.

На подготовленную почву лег и национальный проект развития АПК. Еще в 1997 году, когда мне пришлось буквально занимать средства у предприятий, чтобы селяне могли начать посевную, дал себе зарок – выкорчевать из расхожего сознания желание видеть в сельском хозяйстве прореху, «черную дыру», в которую бесполезно вкладываться. Мы начали это делать, увеличивая инвестиции по мере возможности. И отдача не заставила себя ждать. В 2004 году область, например, впервые за свою историю стала экспортером зерна – и себе хватает, и на продажу остается. Уже в рамках нацпроекта была полностью обеспечена продовольственная безопасность области по основным продуктам питания. А в целом за десятилетие объемы сельскохозяйственного производства выросли в 1,6 раза – и это в регионе «рискованного земледелия»!

- Не все национальные проекты шли «гладко» – тот же проект по доступному жилью…

- Легкого и быстрого успеха никто и не обещал. В 2004 году, когда мне предложили возглавить соответствующее направление в Госсовете, я вполне представлял масштабы проблемы. На начало проекта в нашей области в благоустроенном жилье остро нуждалось более 70 тыс. семей, и не менее 100 тыс. семей хотели бы улучшить жилищные условия. Общероссийские цифры сознательно не привожу.

Наша рабочая группа тогда не вылезала из отчетов, аналитических записок, поездок, созвонов. В итоге были сформулированы предложения по развитию строительной отрасли, ипотеке, строительно-сберегательным кассам, механизмам предоставления субсидий, расселения ветхого фонда. За эти годы было расселено почти 400 тыс. кв. метров ветхого жилья – а это порядка 10 тыс. семей. В 2008 году область перешагнула своего рода «психологический рубеж» – было введено свыше 2 млн. кв. метров нового жилья.

Конечно, нынешний кризис спутал карты, подставил подножку. Но и строительная отрасль уже не та, чтобы так просто сдаться при первых же ударах.

- В нынешний кризис, тем не менее, стартовала программа президента России Медведева по коренной модернизации реального сектора экономики. Челябинская область по-прежнему остается инвестиционно привлекательной?

- Безусловно! Здесь даже не может быть сомнений. Говоря языком юристов, президент в своем послании Федеральному Собранию закрепил «де-юре» то, что уже несколько лет осуществляется «де-факто», в том числе и в нашей области.

Я не раз приводил эти цифры, но думаю, есть смысл повториться. За последнее десятилетие объемы промышленного производства и валового регионального продукта выросли в 1,8 раза. И по этим показателям область занимается в России 6 место. Практически до 26 процентов выросла в ВРП доля малого бизнеса, до 9 процентов – доля инновационной продукции.

Только в модернизацию южноуральских предприятий и выпуск новой импортозамещающей востребованной продукции вложено свыше 400 млрд. рублей. В итоге в металлургии фонды обновлены почти на две трети, в машиностроении – более чем наполовину, а на экономической карте области появилось более 300 новых, современных предприятий и производств.

И каких производств! Огромной трудовой победой стал пуск стана «5000» на Магнитогорском металлургическом комбинате летом 2009 года. Магнитогорцы точно вдохнули вторую жизнь в тяжелейший год, показали, как можно «драться» с кризисом и побеждать. Завершается реализация крупнейших проектов в Челябинске – это строительство цеха по производству труб большого диаметра на Челябинском трубопрокатном заводе и универсального рельсо-балочного стана на Челябинском металлургическом комбинате. Такие проекты не только производственный прорыв, но и новые «умные» рабочие места, которые создаются всерьез и надолго.

- Петр Иванович, на одном из экономических форумов Вы определили среднесрочную перспективу как «инфраструктурное десятилетие», которое должно изменить облик области. У Вас нет ощущения, что кризис «похоронил» эту идею?

- Конечно, не «похоронил». Отложил – в силу объективных причин: экономических, где-то организационных. Нам пришлось серьезно «поджаться», например, в отношении дорожного строительства, других инфраструктурных проектов. Но это не будет длиться вечно. Да и никто еще не отменял главной региональной и муниципальной задачи: целенаправленно, шаг за шагом, создавать новое качество повседневной жизни.

Мне не раз приходилось слышать: вот, трубу прорвало – Петр Иванович виноват; котельная не дает нужной температуры – губернатор недосмотрел; на дороге появилась рытвина – правительство же по ней не ездит! Внешне, это кажется нелепым – за всем не углядишь. Но в глубине, все, что касалось проблем в области, касалось лично меня. Здесь нет никакой патетики. Я всегда считал, что в идеале власть должна сделать так, чтобы человек вспоминал о ней «в сердцах» как можно реже.

- И все же многим южноуральцам по-прежнему живется крайне трудно. Сказываются возросшая безработица, снижение доходов, задавленность коммунальными платежами, проблемы в получении социальных и государственных услуг…


- Россию трясет вот уже двадцать лет, жизнь только налаживалась и… Ну, что тут оправдываться, кризис подкосил экономику многих держав. Да и рынок кое-кто принял за базарную площадь, где, порой, плутовство рядится в доспехи праведности… Многие планы пока остаются планами. Стало быть, и успокаиваться еще рано.

- Последние слова нужно воспринимать как обещание поддержки новому губернатору Михаилу Юревичу?

- В том числе. А вообще, Михаил Валериевич – достаточно закаленный политик и руководитель. Но это не повод заставлять его изобретать велосипед. Многие вещи на уровне области отработаны, налажены, доказали свою эффективность – их нужно четко передать, как говорится, по наследству, чтобы сохранить преемственность курса, комплексное развитие всех сфер нашей жизни, ровное созидательное движение вперед.

Мы передаем область без каких-либо долгов, с хорошо отрегулированной бюджетной системой. Создан вполне весомый финансовый резерв, который оставляет новому губернатору простор для маневра, возможность завершить реализацию социально значимых проектов. А в целом – пройти этот сложный период обновления власти без негативных для южноуральцев последствий.

Убежден, что никто из прежней, «суминской» команды не будет «прятать» свои наработки, опыт, связи, если дело касается интересов Челябинской области, интересов южноуральцев. Идти вперед поодиночке не получится. И у меня вряд ли душа перестанет болеть за то, что у нас в области происходит.

- Петр Иванович, оценивая время Вашего руководства областью, журналисты все чаще говорят об «эпохе Сумина». Как вы относитесь к такому термину?

- Нормально отношусь. У нас в привычке персонифицировать историю, создавать «фамильные эпохи». Другой разговор, что это не только мое время или эпоха меня одного. Прошедшие два десятилетия, очень сложные, драматичные, с таким же правом можно назвать временем Виктора Давыдова и Вилена Позина, эпохой Виктора Рашникова, Александра Федорова и Валерия Платонова, эпохой братьев Литовченко, временем Ивана Шундеева и Владимира Мурашова, эпохой Анатолия Брагина и Валерия Пустового, эпохой Германа Вяткина и Валентина Романова. Здесь по праву должны стоять имена многих и многих южноуральцев, которые честно делали свою работу, не скимили, а мыслили по-государственному.

По большому счету, каждый на своем месте делает свою эпоху. Главное, чтобы она в глубине своей всегда оставалась цельной, человечной и созидательной.

Материал взят с АН «Доступ»
Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните по телефону 8-902-603-60-40.

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA
Это интересно
Последние новости