Денис Мацуев провел пресс-конференцию в том же режиме, как Иван Ургант вел свою передачу, пока болел, — по телевизору. Он вышел на видеосвязь с пресс-центром ОТВ из гостиницы, выразил готовность прочитать, как вирусолог, небольшую лекцию о том, что вакцина не защищает на сто процентов, а также пожелал всем нам, чтобы времена эпидемии поскорее закончились.

Пресс-конференция по случаю открытия юбилейного, десятого, фестиваля продолжалась ровно час. Денис Мацуев ответил на вопросы Первого областного информационного агентства и канала ОТВ, затронув буквально все волнующие челябинцев темы.


О новом концертном зале в Челябинске

Я страшно рад, что состоится десятый наш десантный фестиваль. Это результат большой любви с челябинской публикой. История, которая ярко стартовала десять лет назад и остается Perpetuum Mobile-сумасшествием. Любовь, которая переросла в бурный и страстный роман.

Я рад, что у Челябинска теперь есть настоящий Большой симфонический оркестр. Это можно считать достижением и главным итогом фестиваля — именно в фестивальные дни мы вели об этом переговоры с руководством области. Я считаю, губернатор Алексей Текслер уже этим вписал себя в историю. Многие поколения будут помнить, что этот оркестр родился при Текслере. Могу сказать, что Челябинск ввел моду и для регионов — создание симфонических оркестров становится правилом хорошего тона.

Не сомневаюсь, что в скором времени в Челябинске появится и концертный зал мирового класса. Новый, современный. Мы обожаем Челябинскую филармонию, как храм, с благоговением относимся к этой сцене, акустике, ауре. Но мы понимаем, что в таком культурном центре, как Челябинск, конечно, без концертного зала не обойтись.


О переговорах с губернатором

Мы обсуждали с Алексеем Леонидовичем эту историю, как только познакомились. Сцена уже физически может рассадить всех музыкантов Симфонического оркестра Челябинской области. Мы обязательно увидимся в Алексеем Леонидовичем и поговорим. Речь об этом у нас уже шла, и настрой у губернатора был позитивный. Я отвечу на ваш вопрос в течение этих фестивальных дней. 

Самое главное условие для Концертного зала — наличие акустики мирового класса. Это вопрос номер один. И без нашего друга — легендарного Ясухиса Тойота, знаменитого японского акустика, который построил больше ста топовых залов мира, — не обойдется. Он наш большой товарищ, обожает нашу страну и будет строить зал в моем родном городе Иркутске. Если все будет хорошо, то его присутствие в проекте — гарантия того, что в зале будет высококлассная акустика. Своими мыслями и результатами переговоров я поделюсь.

О локдауне и трагедии для музыкальной индустрии

Год назад мы завершили наш фестиваль в Сатке. И этот концерт стал последним на три месяца вперед. Наступила пауза. Я должен был через день вылететь в Нью-Йорк, но, понятно, никуда не полетел. Следующий концерт был только в июле! Если учесть, что мы играли до 285 концертов в год, это было серьезным стрессом.

Огромное счастье — что мы продолжаем работать и выступать. Это уникальная ситуация, такой нет нигде в мире. Для нашей индустрии наступили очень трудные времена. Мы присутствуем при разрушении музыкального цеха. Знаменитые оркестры распущены. В Америке музыканты уже год не получают зарплату, вынуждены играть на улицах и разносить пиццу.

Я рад, что в России музыканты все же относительно быстро вернулись к работе. Наши коллективы получали до копейки всё положенное. И Челябинск достаточно бойко вошел в концертную жизнь. Уже доказано, и я ответственно заявляю, что на концерте заразиться невозможно.

Наш фестиваль никогда не уйдет в локдаун. Музыка спасет мир. Музыка — это вакцина.


О том, почему в Челябинск едут звезды мировой величины

Вы недооцениваете свой город. Мне не приходится никого уговаривать! На самом деле Челябинск — это культурная точка, известная далеко за пределами России. Посмотрите на афишу филармонии — афиша высокого класса. 

Кроме того, музыканты знают, что здесь подготовленная публика! Челябинская публика — главное действующее лицо фестиваля. Здесь взыскательный зритель и серьезная концертная площадка. А теперь у вас еще и симфонические оркестр! Вы стали полноценным культурным центром России.

О новых именах из Челябинска

«Новые имена» — дорогой моему сердцу проект. Каждый раз это открытие. Мы называем этих ребят «искорки». Это наша семья. Ее создала удивительная, гениальная женщина Иветта Николаевна Воронова, которая в 1990 году поехала по Советскому Союзу собирать первую команду, куда, к счастью, попал и я.

Я был совсем шкетом, капитаном футбольной команды в Иркутске. Я выиграл матч в финале городского чемпионата, и, взмыленный, в поту, прибежал на прослушивание в филармонию. Сыграл две прелюдии Рахманинова и свою джазовую импровизацию. Ко мне подошла Иветта Николаевна и сказала: «Киска моя. Мы хотим пригласить тебя в Москву». Я сказал: «Большое спасибо!» — и пошел отмечать победу нашей футбольной команды. Не осознав того, что произошло.

Но мы приехали в Москву, я поступил в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории, и началась удивительная практика на сценах лучших залов мира... Сейчас через «Новые имена» прошли уже три поколения. Иветты Николаевны уже нет. И наша миссия — продолжать эту историю.

Если вы видите русское имя на афише самого знаменитого зала мира, можете быть уверены — что это выходец из «Новых имен».


Челябинские новые имена — очень-очень высокого класса. Нам важно не просто заметить эту искорку, но сделать все возможное, чтобы развитие юного дарования было постепенным. Не переборщить со вниманием в медиапространстве и с шоу-бизнесом, дать понять, что попаданием в телепередачу ничего не заканчивается — это очень длинный, трудный, серьезный путь. Но если всё сделать правильно — это будет огромное счастье для талантливого человека. Из бриллианта выйдет серьезный музыкант.

Никогда не забуду, как впервые вышел на эту сцену Володя Петров — потрясающий, талантливейший пианист. Директор Центральной музыкальной школы Валерий Владимирович Пясецкий, который сидел рядом, был поражен его игрой и через час предложил ему поступить в ЦДШ. Сейчас Володя — лауреат международных конкурсов, закончил Московскую консерваторию, играет концерты в лучших залах. Это всего один пример, как человек пришел на отбор «Новых имен» в Челябинске. Таких историй немало.

Вообще это чудо, какие дети приезжают. Буквально вопреки всему, из маленьких городков, районных центров, из немузыкальных семей, и растут они, как правило, не в самых благополучных финансовых обстоятельствах. Это чудо. Загадочный культурный код. Наша задача — сохранить эту искру Божью. Как правило, у нас получается.

О том, зачем ехать в Сатку, Магнитогорск, Троицк, Озерск

В России вообще уникальная публика живет в регионах. И не всегда реально выбраться на концерт даже в областной центр, согласитесь.

Да, для нас это непросто — проехать сотни километров, сыграть концерт — и ехать дальше, еще сотни километров. Но я иду на это, потому что энергетика, которая царит в этих залах, не сравнима ни с чем.

Я люблю бывать в новых местах. На этот раз мы впервые сыграем в Троицке и Озерске. Я с огромным трепетом отношусь к этим концертам и играю с той же энергетикой, как в «Карнеги Холле» или в Челябинской филармонии.

Юбилейный значок выпущен накануне Десятого фестиваля «Денис Мацуев представляет»

И какое это счастье — выезжать в Троицк со своим родным Челябинским симфоническим оркестром! Недавно такое даже представить себе было невозможно. Я предвкушаю выход на сцену с Концертом Шопена № 2, который я называю пандемическим, я его выучил, пока был локдаун. Им я открою и фестиваль в Челябинске сегодня.

На фото: презентация Большого симфонического оркестра Челябинской области в Государственной академической капелле Петербурга. Фотограф: Владимир Постнов