Подписывайтесь
Расскажи о проблеме 8-800-500-74-50 или предложи новость
58.52 -0.06 69.75 +0.23
Челябинск
сейчас
 
-2 °C
завтра
 
-3 °C
/ Новая мода на серьезное кино. В Челябинске прошел кинофестиваль «Человечное кино — 2017»

Новая мода на серьезное кино. В Челябинске прошел кинофестиваль «Человечное кино — 2017»

Мы поговорили с директором фестиваля Николаем Тележниковым и режиссером Кареном Геворкяном.
10.04.2017

«Человечное кино» — амбициозный проект кафедры кино и телевидения Челябинского государственного института культуры. Это фестиваль студенческих короткометражных фильмов, а также питчинг, то есть конкурс сценариев. «Первый областной» побывал на его закрытии и узнал много нового не только о студенческом кино, а о тенденциях российского кинематографа в целом.

Церемония закрытия проходила в учебном театре ЧГИКа. Сначала объявили победителей в каждой номинации, а затем показали лучшие работы фестиваля. Участвовали, кстати, работы студентов со всей России. Да и не только участвовали, а в некоторых номинациях забрали главные призы. Организаторы планировали привезти всех участников в Челябинск, но это оказалось не так просто — кого-то просто не отпустили дела, а у кого-то проблемы с финансированием. На церемонии зал был заполнен на четверть, что, по словам, организаторов, не так и плохо для первого раза. Директора фестиваля Николая Тележникова мы долго не могли поймать. Он бегал туда-сюда по залу и коридорам, проверял готовность каждого человека, каждого механизма и, как было заметно, сильно волновался и одновременно воодушевлялся происходящим.


Как появился фестиваль и были ли у него аналоги раньше?

На заре кафедры кино и телевидения, когда ей руководил Виктор Дмитриевич Петров, на ее базе проходил фестиваль. Он был международный и собирал очень многих людей, которые верили в кино. Потом потихоньку дело заглохло, к сожалению. Сейчас я стал заведующим кафедрой, и мы пытаемся этот фестиваль возродить, по прошествии десяти лет. Хотим возобновить интерес к кино здесь, в институте. Говоря неформальным языком, мы организовали кинодвижуху. Пригласили молодое поколение кинематографистов и людей, которые работали еще в советское время. Разделили программу на две части. Первая часть — это готовые фильмы, которые оценивало замечательное жюри, а во второй части был питчинг — конкурс сценарных заявок на фильмы, которые оценивали люди уже с продюсерской точки зрения. В жюри были люди, которые или читают лекции, или сами продюсируют фильмы. У меня был интерес найти людей, которые хотят снимать кино и у них есть идеи. Наш институт окажет им образовательную поддержку, Свердловская киностудия менторскую, Молодежный центр Союза Кинематографистов помощь в связях и размещении фильмов на фестивалях, фирма Canon предоставит оборудование для победителя питчинга. Плюс, нам помогает Министерство культуры и киноцентр им. С.А. Герасимова, который уже взял в прокат два фильма с нашего фестиваля. У нас задача сделать «Человечное кино» отправной точкой для объединения киносообщества Челябинска. Это люди, которые хотят снимать кино, которые не считаются ни со временем, ни с затратами, чтобы найти донести миру о том, что они поняли или пытаются понять.

Что было общего у фильмов фестиваля?

Тема фестиваля «Человечное кино». Были нещадно убраны фильмы, в которых присутствует мат. Это может показаться каким-то отступлением от моды, но мне кажется мода играть в «быдлокино» или «чернуху» пройдет, а люди, которых действительно волнуют важные темы, останутся и захотят выражать их с помощью богатого русского языка.

Чем сейчас интересуется студенческое кино?

Если анализировать в целом кино, которое у нас было представлено, самыми интересными были картины о людях. Не о синтетических машинах, не о взаимоотношениях с насекомыми или животными. Простая человеческая история будет интересна всегда, под каким бы жанром она ни подавалась. Она может быть обличена в форму ассоциативного монтажа, клипа, меланхолично смонтирована — масса технологических возможностей есть в кино, чтобы донести информацию и создать эмоциональную форму. Но если форма имеется, но нет содержания, она бессмысленна. То есть можно в самую современную форму облечь пустоту, но так как внутри будет вакуум, он никому не нужен. Важно поделиться своим пониманием мира, а уж та форма, в которую человек это облачит — модную или столетней давности, — это вопрос второй.

Гран-при фестиваля получила работа студента ЧГИК Эдуарда Ершова «Прикосновение». Киноцентр имени Герасимова пообещал отдать короткометражку в прокат 50-ти муниципальным кинотеатрам по всей области. Такой же почести удостоилась картина еще одного студента Института Культуры Сергея Боровского «Честное слово». Оба они ученики Николая. На 4-ом курсе по учебному плану им нужно было снять игровой фильм, и так, из студенческого задания, их короткометражки превратились в кинотеатральные премьеры.

О трендах современного студенческого кино мы поговорили с режиссером, сценаристом и доцентом кафедры режиссуры Санкт-петербургского государственного института кино и телевидения Кареном Геворкяном. Карен Саркисович уже был в Челябинске, и совсем недавно — на фестивале «Полный артхаус» его фильм «Вся наша надежда» получил главный приз.


Чем отличается региональное студенческое кино от петербургского?

У нас в СПБГУКиТ есть фестиваль, который называется ПитерКиТ. Ему уже лет 17, основателя уже нет в живых. Проводится он ежегодно и в разное время был разным — более интересным, менее интересным. Но определенные тенденции можно заметить. Что касается его оформления, мы там устраиваем некое подобие профессиональных фестивалей. Красная дорожка, оркестры, перья, танцы… Такая вот мишура. Я считаю, что студенческий фестиваль не должен быть подобием какого-нибудь московского или Каннского. Он должен быть деловым. Нашему институту, на мой взгляд, этой деловитости немного не хватало. В частности, обсуждения программы. Там есть киноведы, кинокритики, казалось бы, это их хлеб. И вот мы пытаемся привить эту культуру обсуждения кино. Для студентов кино — это школа, это учебный процесс, поэтому он не должен быть подобием популярных фестивалей в более бедном их воспроизведении. Что касается вашего фестиваля, программой я очень доволен. Жаль, что зал был полупустым. Культура фестиваля была хорошая, общение наше было интересным. Но я отмечаю некую пассивность студенческую.

В Петербурге также?

Там все более раскручено, но я бы не сказал, что это более ярко или интенсивно. Это ведь очень хорошая школа общения. И эти 4–5 дней должны быть для студентов учебными днями. Не хочу сравнивать с Москвой или каким-то ВГИКовскими внутренними фестивалями, в своем городе вы только начинаете это делать. Поэтому, требовать, чтобы с первого фестиваля все было прекрасно, нельзя. Если есть воля, будет и все остальное. И не надо быть похожим на столичные смотры, надо оставаться самими собой.

Есть общие темы, которые поднимаются в студенческом кино, общие тенденции?

Сейчас общая тенденция одна — наконец-то перестали играть в так называемое авторское кино, замысловатое, непонятное и кучерявое. Стало понятно, что это никому не нужно. Перестали играть и в коммерческое кино, потому что без денег какое может быть коммерческое кино. Начали думать о людях, о психологии, о каких-то житейских ситуациях, которые интересны с точки зрения отражения реальных жизненных вещей. То есть кино стало приближаться к жизни. Документальное кино всегда было ближе к жизни, потому что из жизни и возникает. Но художественное кино часто вычурное, немножко пытается задрать нос и глядеть мимо жизни. Это дефект, это неверно. Кино сейчас тихо-тихо начинает возвращаться к человеку и уходить от авторских забав. На вашем фестивале так оно и было. Меня удивило, что художественные картины сделаны в челябинском институте, где почти не делается художественных картин… Но нашлись парни, которые это все преодолели. Это все требует оценки, поощрения. Молодцы!

Сможет ли такое кино найти выход к большому зрителю и интересно ли оно молодежи? Сейчас ведь есть стереотип, что российское кино заочно плохое

Молодежь с одной стороны хочет быть самой собой, а с другой не очень самостоятельна и легко поддается какой-то моде, стандартам, штампам, и, к сожалению, этого явления много. Но неизбежно перед молодыми людьми встает вопрос о жизни. Они могут потешаться, баловаться, но кто до 30 лет сможет быть таким баловнем и глупцом? Все эти американцы, которые битниками были, потом стали рафинированными государственными бизнес-людьми. Мода! Тоже были подвержены моде. Мода бывает всякая — и серьезная, и несерьезная. Я думаю, надо создавать некую новую моду, на серьезное кино. Такая картина, конечно, не сможет сразу завоевать все и вся, потому что это должно быть явление кино, а не отдельные фильмы. Много работ в одном направлении. Нельзя подняться на 7-ой этаж, минуя 1-ый и 2-ой. А мы опустились в подвал! Эти 90-е годы, крах советской киношколы, потеря веры, убеждений — все превратились в нигилистов. Теперь надо из этого подвала вылезать. Нужно пространство кинематографа, которое заставляет себя уважать и приходить смотреть. Народ у нас не глупый, поэтому, если будут серьезные картины и их будет достаточно много, тихо-тихо будет на них ходить. И тогда начнет меняться сознание. Все тянутся на американское кино, но это нелепо, смешно… Эпигонство, в конце концов. Долго это продолжать не может.

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA
Это интересно
Последние новости